Искусство изменит мир к лучшему

Статьи

Уголок заказчика » Издательские технологии

Десять книг десятилетия

  • 4160
  • Сергей Беляков
  • 171
Издательские технологии 10 books

Лучшие писатели нулевых: Палей, Сенчин, Иличевский, Славникова, Маканин, Иванов, Чудинова, Кабаков, Бородин, Кокошко, Гинзбург, Проханов…


2010 год. Роман о любви. Марина Палей. Дань саламандре// Урал. 2010. № 7—8.

Год был удивительный. Месяц за месяцем критики выясняли, чем халтура хорошего писателя Олега Зайончковского лучше простенького, но честного «Шалинского рейда», скрещивали шпаги из-за «Лёгкой головы», самой слабой книги Ольги Славниковой (увы, вопреки заверениям доброжелателей, вторая часть романа оказалась даже хуже первой), и, наконец, насмешили литературный мир, вручив «Русский Букер» афедронному шедевру Елены Колядиной.

И в этом же году появился лучший в отечественной литературе последних лет роман о любви.

«Дань саламандре» была обречена на неуспех. Во-первых, к Марине Палей уже приклеили несколько ярлыков: «классик женской прозы», «эмигрант» (а эмигрантов мы не любим), «лучшие книги написала в молодости» и, наконец, «русофобка». Последний ярлык я приклеивал собственноручно. И ведь держится! «От Палей я никогда ничего не ждал», — мимоходом бросил Юрий Буйда. Роман не прочитали.

Во-вторых, «Дань саламандре» вышла в разгар летней жары. Огненная саламандра сыграла с Мариной Палей злую шутку. Дым от горящих торфяников совсем скрыл её от читателя.

«Дань саламандре» — роман для Марины Палей необычный. Он намного превосходит даже обласканный критиками «Klemens». Вы оцените, как автор описывает звук падающего снега: «…сонмы незримых ангелов, переглядываясь и подавая друг дружке тайные знаки, шуршат густыми шелковистыми своими ресницами».

Люди, падкие до простеньких ассоциаций, уже назвали «Дань саламандре» «лесбийской «Лолитой».

С Набоковым там и в самом деле много параллелей. У Набокова «маленькие принадлежности» Лолиты «забирались в разные углы дома и там замирали, как загипнотизированные зайчики». А вот Палей: «…Её одёжки-обувки я любила, как маленьких зверей».

Но всё-таки это сопоставление некорректно. Другой темперамент, другой жизненный опыт, другое мироощущение и, в конце концов, другой пол.

Петербургский роман Марины Палей не только об одиночестве («Я мечтала, чтобы когда-нибудь — кто-нибудь помимо меня — открыл мою дверь своим собственным ключом») и любви, но и о прекрасном городе и, конечно, о счастье самообмана.

Марина Палей написала свой лучший роман, быть может свою самую главную книгу.

2009 год. Реалистический роман. Роман Сенчин. Елтышевы. М.: Эксмо, 2009.

Об этом романе писать не буду, о нём уже и без того написано много. Жаль только, что наш литературный бомонд так и не оценил «Елтышевых».

2008 год. Сборник рассказов. Александр Иличевский. Пение известняка. М.: Время, 2008.

Быть может, «Пение известняка» — лучшая книга десятилетия. А что это лучшая книга небедного на хорошие романы, повести и рассказы 2008 года, в том и сомнений нет. Не только в массовой, но и в серьёзной литературе сейчас господствует роман. Не случайно Александр Иличевский свои главные премии получил за «Матисса» и «Перса», а сборник рассказов оказался едва ли не дополнением к шумной славе его незаурядных, но далеко не совершенных романов. На мой же взгляд, «Штурм», «Облако», «Воробей», «Старик», «Гладь» относятся к лучшим образцам современного рассказа. Если бы Иличевский написал только этот сборник рассказов, он уже обеспечил бы себе почётное место в истории русской литературы.

2007 год. Рассказ. Ольга Славникова. Басилевс// Знамя. 2007. № 1.

Славникова, в отличие от Иличевского, прежде всего романист. Но ни один из её сложнейших, с изумительным искусством составленных романов не произвёл на меня такого впечатления, как рассказ «Басилевс». Капля воды отразила океан. Всё, что знаем мы о мире Славниковой, там есть: совершенные вещи и несовершенные, отчасти мёртвые живые существа, что рано или поздно, обернувшись трупом или чучелом, обретут счастье и гармонию с миром. Но славниковская эстетика безобразного здесь не отталкивает, скорее завораживает. Вот уж воистину обаяние зла. Совершенное художественное произведение, которого не должна касаться рука редактора.

2006 год. Роман с колоритным героем. Владимир Маканин. Испуг. М.: Гелеос, 2006.

Маканин создал запоминающегося героя. Противного, может быть, но живого и небанального, а для современной русской литературы это высший пилотаж.

«Испуг» Владимира Маканина критика восприняла как роман эротический, психологический, социально-психологический, остросоциальный и даже политический. Согласен. Но «Испуг», помимо всего прочего, роман эпикурейский. Эпикур и Аристипп полагали, что удовлетворение зависит не от внешнего мира, а от самого человека, значит, атараксии (невозмутимости) невозможно достичь без особого взгляда на мир. Вот этот особый взгляд и отличает героя Маканина.

Нет у старика Алабина ничего общего с наивным дурачком-оптимистом. Он наблюдателен, умён и, вопреки названию первой главы, вполне адекватен. Алабин не вызывает жалости. Он не ходячий упрёк «антинародному режиму», не «страдающий брат» и не «комический приживала». «Чумовой дедок», замаскировавшийся нонконформист, боец.

2005 год. Самый оригинальный роман. Алексей Иванов. Золото бунта, или Вниз по реке теснин. СПб.: Азбука-классика, 2005.

Самый оригинальный роман последних лет. Яркий, ни на что не похожий. Критиков Иванов дезориентировал. «Золото бунта» сравнивали то с «Властелином колец», то с «Туманностью Андромеды», называли «романтической поэмой» и «романом-блокбастером». Алексей Иванов, при всех своих нелепостях, самоповторах, фактических ошибках, при своём религиозном невежестве и ненависти к православию, всё-таки написал книгу, без которой нельзя представить литературной жизни прошедшего десятилетия. Он создал собственный мир и собственный язык и даже побудил читателя этот мир принять, а язык выучить, не прибегая даже к глоссарию.

Роман-антиутопия. Елена Чудинова. Мечеть Парижской Богоматери. М.: Лепта-пресс — Яуза — Эксмо, 2005.

С точки зрения сноба и эстета, это второй сорт, если не третий. Но мы-то с вами, надеюсь, не снобы, читатель? Нет у Елены Чудиновой таких неожиданных сравнений, какие мы всегда найдём у Славниковой, нет волшебных метафор Иличевского и Палей, нет мастерства Маканина, нет оригинальности Иванова. Но всё-таки она написала очень важную для всех нас книгу. Это, наверное, единственная удачная антиутопия в литературе нулевых. В этом жанре пробовали себя Дмитрий Быков и Ольга Славникова, Павел Крусанов и Владимир Сорокин, но все они попали пальцем в небо. Их антиутопии без смеха читать нельзя. А «Мечеть Парижской Богоматери» читать страшно.

2004 год. Роман в традициях русской классики. Александр Кабаков. Всё поправимо: Хроники частной жизни. М.: Вагриус, 2004.

Через историю семьи — жизнь общества. Детство, юность и старость героя и три эпохи: ранние пятидесятые, шестидесятые и девяностые. Сюжетно их соединяет история неразоблачённого предательства. По признанию автора, его интересовала «коллизия неочевидного (непознаваемого!) предательства». Художественный эффект создаёт соединение осязаемого предметного мира, воссозданного с бунинской точностью, и самоощущения героя, для которого окружающее неизменно враждебно и непонятно. Опасность может исходить от самых близких.

Неполиткорректная повесть. Леонид Бородин. Ушёл отряд // Москва. 2004. № 7.

В нашей военной прозе о власовцах (так называли не только бойцов РОА, но и всех русских, выступивших с оружием в руках против Красной армии) писали немного. Одним из первых этой темы коснулся Юрий Бондарев: эпизод со снайпером-власовцем — один из самых пронзительных в повести «Батальоны просят огня». И всё же писатели эту тему недолюбливали, и отнюдь не из-за одной лишь цензуры. Враг есть враг, писать о нём с пониманием (а значит, и с некоторой симпатией) трудно. Пожалуй, только у Георгия Владимова эта тема — одна из важнейших. Но Леонид Бородин пошёл дальше автора «Генерала». «Ушёл отряд» — вещь суровая, серьёзная, реалистичная до натурализма.

2003 год. Самая изысканная книга. Юлия Кокошко. Совершенные лжесвидетельства. Екатеринбург: Издательство Уральского университета, 2003.

Книгу Юлии Кокошко трудно с чем-либо сравнить. Пересказывать текст Кокошко бессмысленно, но и анализировать, используя филологический инструментарий, не стоит. Развёрнутые метафоры переходят из одной в другую столь стремительно, что у читателя с непривычки кружится голова. Я люблю перечитывать Кокошко, но не писать о ней. Я верю в будущую славу Кокошко, верю, верю, что профессор-филолог принесёт на лекцию о Кокошко карту Екатеринбурга, как приносил Набоков карту Дублина на лекцию о Джойсе. А я только приведу здесь названия вещей, составивших эту книгу. Вчитайтесь в поэзию заголовков:

«Любовь к восемьдесят пятому году», «Из книги пира», «Забывчивость повторяющейся реки», «Бывший Мотыльков и те, кто на него смотрят», «Меланхолия. Тема нераскрытого города».

2002 год. Лучшая книга non-fiction. Лидия Гинзбург. Записные книжки. Воспоминания. Эссе. Санкт-Петербург: Искусство-СПБ, 2002.

Настольная книга современного критика, филолога. Лидия Гинзбург прожила почти целый век, вела дневник почти семьдесят лет. Человек с безупречной нравственной позицией и научной репутацией. Интеллектуал, чуждый снобизма.

Поражает свобода и бесстрашие мысли у человека, всю жизнь прожившего в тоталитарном государстве.

Суждения Лидии Яковлевны и теперь освещают нам тупики нового реализма и новой драмы: «Современное искусство, по-видимому, должно говорить о счастье и красоте. Потому что счастье и красота — реальный наш опыт, и только этот опыт даёт страданию цену и отрицанию диалектический смысл… Само себя гложущее несчастье никогда не загорится трагическим огнём».

2001 год. Военный роман. Александр Проханов. Идущие в ночи. Роман. М.: ИТРК, 2001.

Для меня литература нулевых открывается этим романом. И по сей день не написано лучшей книги о чеченской войне. В русской литературе последнего десятилетия нет вещей, сопоставимых с «Идущими в ночи».

Прочитайте эту книгу. Она не забывается. Погибшие русские и чеченцы пируют в Валгалле, военкор Литкин молится духу войны и перемигивается с коллегой — вороной-падальщицей, собаки пьянеют от «вкусного запаха замороженной крови», русский солдат обретает венец мученика, а будущий президент предлагает тост: «За победу русского оружия!.. За русского воина!.. За Россию».

Мощь и своеобразная красота современного оружия завораживают Проханова. По части описания различных видов оружия автор «Идущих в ночи» не имеет себе равных в современной русской литературе. Оружие — великолепная натура для его батальных полотен. Война — его стихия, военная проза — его любимый жанр.

Картина яркая, запоминающаяся, пусть и несколько аляповатая. Не случайно одним из главных героев романа Проханов сделал Зию, чеченского художника-примитивиста.

Сергей Беляков Частный корреспондент
5
5
Назад

Дополнительно по данной категории

Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?
Ваше сообщение будет опубликовано только после проверки и разрешения администратора.
Ваше имя:
Комментарий:
ББ Редактор 6.2 Pro
Смайл - 01 Смайл - 02 Смайл - 03 Смайл - 04 Смайл - 05 Смайл - 06 Смайл - 07 Смайл - 08 Смайл - 09 Смайл - 10 Смайл - 11 Смайл - 12 Смайл - 13 Смайл - 14 Смайл - 15 Смайл - 16 Смайл - 17 Смайл - 18
АБВГДЕЁЖЗИЙ КЛМНОПРСТУФ ХЦЧШЩЬЫЪЭЮЯ
ABVGDEJOZHZIJ KLMNOPRSTUF XCCHSHW'Y#JEJUJA
Секретный код:Для обновления секретного кода нажмите на картинку
Повторить:

А что не так?

Электронная литература - не мутант, электронная литература - натуральное явление современного образа жизни. (Владимир Филиппов)

Сайты PARROSLAB GROUP

Реклама

ВНИМАНИЕ:

Условия использования материалов
Эти песни хочется слушать и слушать

Контакты

  • Poland
    ul. Lwowska 17/9A, 00-660 Warszawa
  • +48 693 191154
    +48 728 992118 (Viber,WhatsUp)

  • skype:parroslab.group
Видео каталог
Обратная связь